Профессорский пост: как публикация в Telegram стоила работы в УлГУ ученому Евгению Белому
17.11.2022

Профессорский пост: как публикация в Telegram стоила работы в УлГУ ученому Евгению Белому

Из Ульяновского государственного университета уволился профессор, руководитель Института экономики и бизнеса Евгений Белый.

И почему преподаватель предпочел вузу авторский канал.

Из Ульяновского государственного университета уволился профессор, руководитель Института экономики и бизнеса Евгений Белый. По словам ученого, поводом стал его Telegram-канал «Наука и университеты»: ректор Борис Костишко предложил ему его закрыть, сделать позитивным и публиковать пресс-релизы Минобрнауки или уволиться, что Белый и сделал.

Эта ситуация возмутила замглавы фракции ЛДПР, председателя комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Ярослава Нилова. Он назвал это вопиющим случаем и пообещал обратиться в министерство науки и высшего образования.

В интервью ЯРНОВОСТЯМ Евгений Белый рассказал о том, как он в 65 лет завел Telegram-канал, какая публикация стала причиной увольнения и что планирует делать дальше.

— Как вы завели Telegram-канал?

— Еще несколько лет назад я создал в Facebook (соцсети Meta признаны экстремистскими в России) группу «Высшее образование в России», а потом мой сын посоветовал начать осваивать Telegram. Я сделал канал «Наука и университеты», а потом — после блокировки Facebook — туда перекочевали и люди из группы, сейчас у меня более 20 тысяч подписчиков. Да, Telegram — это больше моноформат, чем обсуждение, но я старался делать и репосты других текстов, и делать канал именно площадкой для обсуждения. В декабре ему будет два года.

— Кто стал вашими подписчиками? Больше молодежи или возрастных преподавателей?

— Очень много подписчиков — студенты. Я сам этого не ожидал, я думал, что моя аудитория — больше преподаватели, сотрудники академических НИИ, они тоже есть, но есть и абитуриенты, которые задают вопросы о процессе преподавания.

— Хорошо ли, когда преподаватели и студенты общаются на одной площадке и так сокращают дистанцию?

— Я считаю, что это хорошо, когда есть возможность общаться. Я начинал преподавательскую карьеру еще в социалистические времена, когда мы ездили по конференциям в Москву, в Ташкент и так далее, нам оплачивали все эти поездки. А сейчас на конференции в основном ездят те, у кого есть свои гранты, спонсоры, иные источники дохода, а многие преподаватели из регионов сидят у себя и варятся в собственном соку. Соцсети отчасти заменили такие конференции. А то, что преподаватели и студенты общаются вместе, мне кажется нормальным. Более того, иногда со студентами проще и приятнее общаться, чем с преподавателями.

— Я почитала ваш канал. В нем нет, например, постов про политику. Что вызвало недовольство министерства и ректората?

— У министра высшего образования Валерия Фалькова была заместитель Елена Дружинина. Осенью этого года она ушла в отставку, и я дал в канале пост, отметив, что это было ожидаемо, так как про нее говорили, что она уйдет. Потом я подумал, что пост получился очень сухой и добавил одну фразу, которая оказалась роковой: я дал ссылку на Telegram-канал «ВЧК-ОГПУ», что якобы те утверждают, что Дружинина — родная сестра Ирины Жуковой, директора «Социоцентра», через который проходят бюджеты на различные госпрограммы по образованию. Меня тогда вызвал ректор и сказал, что давно читает мой канал, он ему нравится, но добавил, что я дал ссылку на «ВЧК-ОГПУ», которые пишут заказную грязь о министре, и что его из-за этого вызывают в Москву. Вернулся он уже в другом настроении, и начался анализ других постов. Про самого Фалькова у меня был один пост, когда он сказал, что хорошо, что дети поступают в вузы в один поток, и те, кто не поступил, остаются у себя в регионах. Я возразил, что мы уже 15-20 лет говорим наоборот, что чуть ли не единственное достижение ЕГЭ — это повышение шансов для ребят из регионов поступить в федеральные вузы. И что надо делать поступление в два потока. Иных претензий я вообще не слышал.

— При этом политических постов я у вас не вижу. Почему так?

— Я работаю в образовании 40 лет и сделал канал о том, в чем разбираюсь. Мой канал не совсем «добрый и позитивный», например, людей не устраивают низкие зарплаты в образовании. Но я пишу о том, что знаю, в чем понимаю: я прошел путь по всем должностям в университетской иерархии, разве что ректором не был. И считаю, что могу выступать с экспертной точкой зрения.

— Что произошло после возвращение ректора из Москвы?

— Он сказал, что его вызывают в департамент информационной политики и комплексной безопасности, что мы встретимся после его возвращения. Но я заболел, и мы всего три раза поговорили по телефону. Он уже не говорил, что канал ему нравится, а сказал, что ситуация серьезная, что разговор в министерстве был жесткий. Он меня начал обвинять чуть ли не в связях с этим каналом «ВЧК-ОГПУ», чуть ли не в получении денег оттуда. Далее он озвучил мне три варианта. Первый вариант — закрыть канал. Я сразу ответил, что не готов, что считаю его важным своим достижением. У меня есть в канале реклама — от Высшей школы экономики, от Сколково и так далее, но я зарегистрировался как самозанятый и честно плачу налоги. Второй вариант, как сказал ректор, это сохранить канал, но не писать негатива о министерстве, персонах и так далее, пересказывать пресс-релизы, грубо говоря. Я сказал, что для этого у министерства есть официальный канал и спросил, какой третий вариант. Ректор сказал: «уходить». Я подумал и в последнем разговоре сказал, что я уйду, но хлопну дверью и придам все публичности.

— У вас в контракте нет ограничений по комментариям СМИ или публикациям вне стен университета?

— Нет, этого в контракте не было. Более того, за два года существования канала я ни разу не показал свою аффилированность с университетом и даже не писал на темы, которые, на мой взгляд, могли бы бросить на него тень. Я публиковал колонки в Telegram-канале «Незыгарь», но даже там подписывался как «доктор технических наук, профессор вуза», но не указывал его.

— Связывалось ли с вами после увольнения министерство?

— Когда конфликт только начался, мне позвонили из этого департамента информационной политики, человек представился замначальника департамента министерства и сказал, что никаких претензий ко мне нет, «приезжайте в Москву, поговорим о сотрудничестве». Я сказал «спасибо», но более они обо мне не вспомнили. А потом, когда я опубликовал пост об увольнении, уже через полчаса раздался звонок. Звонил тот же человек, сказал, что «наше приглашение в силе, у нас нет претензий, приезжайте, поговорим». Никакой конкретики не было.

— Чем пока планируете заняться?

— По мне серьезно ударил ковид, поэтому пока планирую восстанавливаться. Буду продолжать вести канал. Кроме того, я пишу пару колонок в неделю для разных изданий об образовании и хочу продолжать это делать. Дальше — не знаю. Мне 67 лет, многие в этом возрасте уже сидят у телевизора и ходят на рыбалку, а я посмотрю, какие будут предложения — если будут. Возможно, найду себя как эксперт.

 

Екатерина Винокурова

Специально для ЯРНОВОСТЕЙ

 

Фото: Евгений Белый/Vk.com

Последние новости

В Ярославле прошёл концерт в поддержку мобилизованных солдат

В преддверии Дня матери во дворце культуры имени А.М. Добрынина состоялся благотворительный театрализованный концерт «С чего начинается Родина?» в поддержку мобилизованных жителей Ярославской области и их семей.

Ярославский Провинциальный колледж отметил 30-летие

Сегодня в ярославских Казармах собрались основатели, педагоги и выпускники ярославского Провинциального колледжа, чтобы поздравить друг друга с 30-летием авторской школы,

«Олимпиада — частичка моего сердца»: интервью с Натальей Тарелкиной

Магистрантка экономического факультета ЯрГУ, амбассадор Всероссийской студенческой олимпиады «Я — профессионал» Наталья Тарелкина уже много лет успешно совмещает учебу в университете и участие в ярких образовательных фор

Card image

У кофеварок, как и любого оборудования, могут возникать проблемы в работе, связанные с постоянным или неправильным использованием.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *